Главная страница   Словарь финансовых терминов   Услуги банков   Законодательные акты   Экономическая литература   Публикации и статьи
   Про кредиты

Чем грозит просрочка платежа по кредиту?

Берем созаемщика по кредиту

Как избежать проблем при погашении кредита

Как получить кредит без подтверждения дохода

Ответственность поручителя по кредиту

Отличия потребительского кредита и кредитной карты

Мошенничества при получении кредита

Как пользоваться кредитной картой


   Про автокредиты

Новый вид автокредита – «без документов»

Автокредит: особенности погашения

Автокредит по программе BuyBack


   Про биржи

Биржи и принципы биржевой торговли

Основные виды биржевых операций

Работа лондонской биржи металлов

Фондовые биржи

   На правах рекламы



Деньги, налоги, кредиты на Руси


П. А. Хромов "Экономическая история СССР. Первобытно-общинный и феодальный способы производства в России"
Москва, "Высшая школа", 1988 г.
OCR www.fintrest.ru
Глава седьмая

Деньги возникли в период разложения первобытнообщинного строя, завершив процесс длительного развития форм стоимости товара. Деньгами становился какой-либо наиболее важный предмет, преимущественно предмет потребления.
У многих народов функции денег выполнял скот: Гомер, говоря о некоторых видах оружия, оценивал их в 100 быков, в 9 быков и т. д. В Германии в I тысячелетии н. э. имелись так называемые коровьи деньги. У северных народов денежной единицей служил олень. Деньгами некоторых народов были сахар, слоновая кость, меха, опиум, бобы, какао и т. д.
На Руси скот на определенном этапе экономического развития также выполнял функции денег. В древнейших списках «Русской Правды» скот встречался неоднократно как обозначение денег. В эпоху раннего феодализма термин «скотник» обозначал сборщика податей. Летописи, «Русская Правда» и другие исторические документы свидетельствуют, что слово «скот» выражало когда-то понятие денег. Так, в ст. 18 «Русской Правды» говорится: «А иже изломить копье, либо щит, либо порт, а начнеть хотети его держати у себе, то приати скота у него; а иже есть изломил, еще ли начнеть приметати, то скотом ему заплатити, колько дал будеть на нем» (1).
Можно привести много исторических документов, подтверждающих косвенно, что когда-то скот выступал на Руси в роли денег. Однако было бы ошибочным считать на основании этих источников, что в Киевской Руси скот служил всеобщим эквивалентом. Такое предположение не имеет оснований; оно, в частности, опровергается характером экономики Киевской Руси, поскольку наши предки еще в период, предшествовавший образованию Киевского государства, были уже земледельческим народом. Киевское государство имело сравнительно развитую денежную систему. Приводимые свидетельства из летописей и «Русской Правды» указывают лишь,
-----------------------------------------------
1. Правда Русская. М.; Л., 1947. Т. 2. С. 117.
-----------------------------------------------
что в древности славяне использовали в качестве денег скот.
На определенном этапе хозяйственного развития Древней Руси роль денег выполняли меха, вначале одновременно со скотом, а потом вытеснив его в силу многих преимуществ (большей сохранности, транспортабельности, делимости и т. д.). У восточных славян в период до образования Киевского государства роль денег выполняли главным образом меха куницы («куна»). В «Русской Правде» слово «куны» употребляется свыше 20 раз. Встречается оно в летописях: летописец записал, что князь раздавал из «скотьниць кунами» (1). Владимир на требование варягов заплатить им «окуй» просил подождать до тех пор, пока «куны сберуть за месяць» (2). Страна обширных лесов, богатых промысловым зверем, имела все условия для того, чтобы меха играли большую роль как во внутренней, так и во внешней торговле.
Меха в качестве денег еще в период до Киевского государства постепенно вытеснялись металлическими деньгами, передав последним свои наименования. Встречающиеся в «Русской Правде» слова «куны», «резаны», «векши», «бели» означают, вероятно, уже металлические деньги, к которым перешли названия мехов. Судя по «Русской Правде», можно говорить о том, что гривна и «куна» служили основными металлическими денежными единицами не только в торговле, но и в процессе взимания дани.
По мере роста общественного разделения труда роль денег все в большей степени переходит к благородным металлам. Это стало возможным, когда ремесло как форма промышленности все более отделялось от земледелия. Естественно, что процесс распространения металлов в качестве денег был весьма длительным; одновременно с мехами начали выполнять функцию всеобщего эквивалента благородные металлы, вначале в форме слитков, а позднее в форме монеты.
Основной денежной единицей стала гривна, весовая единица, древняя денежная единица славянских народов, служившая для измерения золота и серебра. Золотые, серебряные, бронзовые гривны, употреблявшиеся,
-------------------------------------------------
1. Полный свод российских летописей (далее ПСРЛ). 1846. Т. I. С. 125.
2. Там же. С. 33.
--------------------------------------------------
очевидно, вначале как украшения, потом выступили в качестве весовой денежной единицы. Возникновение металлических денег - важный этап в развитии товарного производства на Руси, одна из его ступеней, с которой начинается цивилизация.
Еще до образования Киевского государства, а затем и в период его существования внешняя торговля, войны содействовали получению известного количества металлических денег из стран Востока, Византии, а несколько позднее из западных стран (1). Заметную роль в Киевской Руси играла монета собственной чеканки. Тем не менее основной формой металлических денег были гривны-слитки, которых найдено на территории нашей страны 355 штук общим весом 56 кг. Золото в слитках и золотая монета различаются только внешне.
Самые древние монеты, найденные на территории Поднестровья и Поднепровья,- римские серебряные монеты II-III вв.- денарии. В VIII-IX вв. восточные славяне получали в больших количествах арабские денарии, позднее - западноевропейские. На территории Восточной Европы обнаружено больше 400 кладов и около 150 кладов западноевропейских денариев.
Чеканка монеты началась в Киевской Руси раньше, чем в некоторых крупных европейских государствах. Имеются неопровержимые доказательства чеканки монеты в X-XI вв. на Руси. Так, в Государственном историческом музее хранятся образцы монет и слитков: злотник и серебреник Владимира Святославича, серебреники Владимира Мономаха, серебряный слиток, называемый «киевская гривна». Не исключена возможность и более ранней чеканки монеты на Руси. Наличие собственных монет в Киевской Руси - одно из свидетельств ее большой роли в политической и экономической жизни в тот период.
О степени развития денежного обращения говорят многие факты: новгородская область платила при Ярославе 300 гривен дани, в XII в.- 2500 гривен; татарам давали 2 тыс. гривен серебром; смоленская область в XII в. давала князю доход 3200 гривен; дружинники
-----------------------------------------------
1. По некоторым данным, славяне еще в IV н V столетиях имели золотые деньги (Гагемейстер Ю. А. Разыскания о финансах древней России. СПб., 1833. С. 215-216; Круг Ф. Критические разыскания о древних русских монетах. СПб., 1807. С. 22).
--------------------------------------------
получали от князя в XIII в. по 200 гривен (и были еще недовольны). Дмитрий Донской выкупил в 1371 г. из татарского плена сына тверского князя за 10 тыс. руб. серебром. Такая высокая степень развития денежного обращения, в том числе обращения металлических денег, могла быть достигнута только на протяжении длительного исторического периода.
Денежное обращение существовало в первую очередь в древнерусских городах с более развитой торговлей, ремеслом, ростовщическим кредитом и пр. О наличии денежного обращения можно судить также по взиманию дани, налогов, накоплению драгоценных металлов у феодалов и т. д. Товарное обращение уже с самых первых шагов вызывает к жизни необходимость в золоте.
По мере роста товарного производства развивались функции денег как меры стоимости, средства обращения, средства накопления, средства платежа и мировых денег. Деньги как средство обращения и мировые деньги широко использовались в Киевской Руси; они превращались в торговый капитал, приносивший прибыль. В период татарского ига, лишившего Русь государственной самостоятельности, чеканка монеты в русских княжествах, судя по отсутствию данных, вероятно, прекратилась. Большинство исследователей считают, что чеканка монет раньше всего возобновилась в Московском княжестве при Дмитрии Донском, после Куликовской битвы (1). Есть мнение, что чеканка еще ранее началась в Нижегородском княжестве. А. А. Ильин в книге «Классификация русских удельных монет» (Л., 1940. Вып. 1. С. 23) считает, что первенство в этом надо предоставить великому княжеству Рязанскому. Он признает собственной рязанской монетой татарские монеты с подчеканкой славянских букв. Чеканка монеты с восточными надписями, возможно, преследовала цель платить этой монетой дань татарам, а также употреблять ее в торговле с восточными странами.
Московское княжество уже в XIV в. начало выделяться среди других княжеств развитием ремесла и торговли и общим уровнем экономической жизни. Поэтому оно, естественно, первым могло возобновить чеканку собственной монеты. Во всяком случае, во второй поло-
--------------------------------------------
1. См.; Орешников А. В. Русские монеты до 1547 года. М., 1896. С. 80-81.
----------------------------------------------
вине XIV в. восстанавливается самостоятельная чеканка монеты - показатель начавшегося хозяйственного оживления, в частности роста торговли.
На первый взгляд, не совсем понятно, почему Новгород перешел к чеканке собственной монеты позднее, чем княжества Центральной Руси. Причину этого надо искать в более высоком уровне внешней торговли в Новгородской республике, обеспечивавшей и значительный прилив иностранной монеты.
Из древнерусской денежно-весовой системы образовалась позднее московская денежная система. Из гривны путем деления ее на несколько частей родился рубль, упоминание о котором в исторических документах относится к началу XIV в. 100 денег составляли счетный московский рубль. Однако гривна как одна из денежных единиц продолжала существовать и позднее. В Новгородских писцовых книгах второй половины XVI в. термин «гривна» употребляется наряду с рублями и алтынами, деньгой, полденьгой и четверицей.
После присоединения Новгорода к Московскому государству (1478 г.) новгородская денежная система была подчинена московской, хотя счет в новгородских деньгах продолжался и несколько позднее. Новгородские переписные книги свидетельствуют, что феодальная рента взималась с крестьян в монастырских волостях новгородскими деньгами (в книгах писцы оговариваются: «в новгородское число»), а хлеб - коробьями, в то время как новгородские оброчные волости великого князя платили оброк по московскому денежному счету, а хлеб сдавали уже не коробьями, а московскими четвертями.
Во второй половине XIV в. после длительного перерыва на Руси началась широкая чеканка собственной монеты из серебра и меди почти в каждом удельном княжестве. Монета чеканилась в Москве, Твери, Новгороде, Пскове, Смоленске, Рязани, Нижнем Новгороде, Суздале, Ярославле, Чернигове, Серпухове, Угличе, Ростове, Можайске, Дмитрове, Кашине, Новом Торге и др. Размер и внешний вид монеты периода феодальной раздробленности были различны. Так, новгородский и московский рубли имели разный вес.
Образование централизованного государства требовало единой денежной системы. Это было достигнуто ликвидацией чеканки монеты в удельных княжествах, поглощением московской денежной системой систем других княжеств. Иван III установил единую монету для всего государства с надписями на монетах: «Оспадарь всея Руси» (1). При нем чеканка монеты отдельными феодальными князьями прекратилась и стала правительственной монополией; была унифицирована русская монетная система. Эту политику Иван III завещал продолжать и своим сыновьям. «А сын мой Юрьи з братьею по своим уделом в Московской земле и в Тферской денег делати не велят; а денги велит делати сын мой Василей на Москве и во Тфери, как было при мне» (2).
По мере роста товарного производства, общественного разделения труда, ремесла, рыночных отношений значение денег в экономике страны и потребность в них все увеличивались. В XV-XVI вв. денежные отношения, деньги, серебро, «издельное» серебро, «ростовое» и т. д. стали играть все большую роль. О степени развития денежного обращения говорят выдачи денежного жалованья монастырским слугам и ремесленникам в первой половине XVI в. в Волоколамском монастыре (3).
В условиях господства натурального хозяйства феодальное крестьянство, землевладельцы и само правительство испытывали большую потребность в деньгах. Для периода феодализма как общая тенденция характерно понижение покупательной способности денег и рост цен.
При слабой добыче металла в стране важнейшими средствами увеличения денежных ресурсов феодально-крепостнической России были внешняя торговля и порча монеты. На протяжении всего периода феодализма многократная порча монеты используется в Российском государстве как важнейший источник увеличения доходов. В Великом Новгороде в 1447 г. денежники, т. е. люди, чеканившие деньги, начали ухудшать монету, чеканя вначале 216 денег из гривны, а потом - по 240 и 270 денег. В результате деньги обесценивались, цены на товары росли. Новгородцы подняли бунт, жестоко рас-
---------------------------------------
1. Двухсотлетняя зависимость Руси от татар была окончательно уничтожена при Иване III. «...В России покорение удельных князей шло рука об руку с освобождением от татарского ига, что было окончательно закреплено Иваном III» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 416).
2. Собрание государственных грамот и договоров (СГГиД) М., 1813. Ч. I. С. 397.
3. См.: Книга ключей и долговая книга Иосифо-Волоколамского монастыря XVI в. М.; Л., 1948.
----------------------------------------
считались с виновными, сбросив их в Волхов и захватив их имущество. После этого чеканка монеты, по-видимому, сделалась в Новгороде государственной монополией.
Очень большое ухудшение монеты произошло в Московском княжестве при Василии Темном и позднее, В XV-XVI вв. появилось много поддельных и обрезных денег. После проведенных розысков «в лето 7042 (1535 г.) на Москве казнили многих людей в деньгах, Москвичь и Смольнян, и Костромичь, и Вологжан, и Ярославцов, и иных многих городов Московских, а казнь была, олово лили в рот да руки секли» (1). Но порча монеты, вероятно, стала таким распространенным явлением, что правительство вынуждено было приступить к чеканке новых серебряных денег, «повеле делати денги серебряные новые на свое имя, без всякого примеса» (2).
В целях борьбы с поддельными и неполноценными деньгами в 1535 г. проводится денежная реформа. Этой реформой завершился процесс создания единой денежной системы в стране. В результате вся чеканка была полностью унифицирована, установлена единая для всех русских городов монетная система. Был учрежден денежный (монетный) двор, во главе которого стояла группа назначенных московским великим князем лиц, отвечавших перед ним за добросовестность чеканки. Монетная стопа была значительно снижена. Вместо 260 денег {новгородок, чеканившихся из гривенки при Иване III и Василии III) было положено чеканить 300 денег (3). Однако ухудшение монеты наблюдалось и позднее, особенно в XVII в. Около 1620 г. вводится «новый чекан» более легкой (примерно на четверть) монеты. Рубль новой чеканки стал равняться 10 английским шиллингам вместо 14. Ухудшая монету, правительство оправдывалось тем, что это не новое дело: во многих государствах прибегают к таким мерам во время войны. В середине XVII столетия финансовое состояние Московского государства под влиянием многочислен-
---------------------------------------------
1. Серебряный рубль в России от его возникновения до конца XIX в. //Опыт исследования И. И. Кауфмана. СПб., 1910. С. 62.
2. Известия Академии наук СССР//Серия истории и философии. М., 1950. Т. VII. № 6. С. 549.
3. См.: ПСРЛ. СПб., 1910. Т. XX. Первая половина. С. 429.
---------------------------------------------
ных войн было очень тяжелым. Важнейшим источником получения ценных металлов служила внешняя торговля. Вырученные в ходе ее иоахиметалеры («ефимки») перечеканивались на Московском монетном дворе в русские монеты, содержавшие меньшую долю серебра. Это давало правительству существенный доход. Принимая «ефимки» за 49-50 коп., монетный двор чеканил из них 64 копейки, а в 1654 г.- рубль, В тяжелых условиях войны с Польшей за Украину правительство с целью увеличения доходов прибегает к выпуску медных денег с принудительным курсом. Медные монеты были известны у нас и раньше, но они не играли тогда столь большой роли в денежном обращении. Наряду с выпуском медных денег правительство брало принудительные займы у монастырей и церкви, уменьшало количество серебра в монете.
Медные деньги очень быстро вытеснили из обращения серебро (которое в значительной степени ушло за границу). Они сильно упали в цене; к тому же много было фальшивых медных денег.
Когда объявились «воровские» деньги, людей стали хватать и пытать, причем особенно подозревали денежных мастеров, серебреников, котельников, оловянщиков, которые, судя по народной молве, делали «денги в погребах», «тайным обычаем, ночью» (1). В результате обесценения денег цены возросли, подвоз товаров на рынки сократился.
Доведенный до разорения и голода народ поднял летом 1662 г. восстание, известное под названием «медного бунта», еще больше обострившего противоречия феодально-крепостнической России. Бунт был подавлен, медные деньги выкуплены по цене за рубль медных денег две серебряные деньги. Впрочем, порча монеты в целях увеличения дохода не прекратилась и в последующие годы.
С ростом товарного производства проблема денежного обращения и финансов вообще приобретала все большее значение. Петр I называл деньги артерией войны. При нем, как и при Софье, наблюдалось уменьшение металла в денежной единице, в результате чего счетный рубль 1698 г. составлял уже только немного более 1/3 счетного рубля Ивана III, 5/12 счетного рубля
-----------------------------------------------
1. Котошихин Г. К. О России в царствование Алексея Михайловича. СПб., 1906. С. 100.
--------------------------------------------------
Ивана IV, 3/4 рубля Михаила Федоровича и Алексея Михайловича и немного меньше 3/4 (70 %) счетного рубля царевны Софьи (1).
Ведя многочисленные войны, Петр I вынужден был прибегать к порче монеты в целях увеличения доходов. Характерно, что экономист И. Т. Посошков оправдывал эту финансовую политику Петра, хотя в отдельных случаях и критиковал ее. Он полагал, что ценность денег зависит от государственной власти (2). Испытывая острую потребность в средствах, Петр запрещал вывоз золотых и серебряных денег из России. Политика, направленная к удержанию их в стране, объясняется не только их недостатком, но и желанием оградить русскую казну от потери монетного дохода, получаемого от чеканки новых монет и перечеканки иностранных монет в русские. Рост промышленности и торговли увеличивал потребность в деньгах. Правительство Петра I принимало энергичные меры к изысканию и разработке золотых, серебряных и медных руд: снаряжались многочисленные экспедиции на Урал и в Сибирь, всячески поощрялась частная добыча драгоценных металлов. «Кто в своих землях полезные металлы, яко золото, серебро и медь, сыщет и объявит в Берг-Коллегиум и похощет завод построить, тому дастся из Коллегии, по доброте руд смотря, в займы денег на строение» (3).
Добываемые золото, серебро и медь на основе существовавшего монопольного права государства на эти металлы подлежали сдаче в казну. Правительство издало ряд указов, запрещавших вывозить из России золото и серебро и всячески стимулировавших привоз их из-за границы. Запрет вывоза из России серебряных и медных денег И. Т. Посошков также находил правильным. Петр I не только запрещал вывозить русские деньги из России, но и из опасения ввоза фальшивых денег он одновременно не разрешал иностранным купцам продавать русские товары за русские деньги.
В эпоху Петра I было выпущено всех монет на 43 441 тыс. руб., в том числе золотых на 706 тыс. руб. и медных на 4354 тыс. руб. Таким образом, основное
------------------------------------------------
1. См.: Записки нумизматического отделения Русского археологического общества. 1910. Т. П. Вып. 1-2. С. 124.
2. См.: Посошков И. Т. Книга о скудости и богатстве. М., 1951. С. 239.
3. ПСЗ. Т. V. № 3464. С. 761.
-------------------------------------------
значение в обращении имели серебряные деньги. Выпускалось также немало мелкой медной монеты. В указе 1700 г. выпуск такой монеты объяснялся тем, что «во многих Низовых и в иных городе, за скудностью денежек, на размену в мелких торгах, пересекают серебреныя копейки на двое, и на трое, и торгуют ими вместо денежек на размен; в Калуге и в иных городах, вместо серебряных денежек торгуют же кожаными и иными жеребьями» (1). Петр I видел, что чрезмерный выпуск менее ценной монеты, медной, наносит ущерб торговле. Золотые монеты чеканились еще в X в.; чеканили их и при Иване Грозном; иностранец Бухау писал, что попадались, хотя очень редко, и золотые монеты, деланные в Московском государстве (2). Правда, золотые деньги не играли большой роли ни в допетровское время, ни даже в эпоху Петра. Значение золота в денежном обращении России было невелико и во второй половине XVIII в.: с 1762 по 1796 г. было начеканено золотой монеты на 16 млн. руб., серебряной - на 71 млн., медной - на 80 млн. руб.
Металлическая денежная единица, все больше и больше уменьшаясь в весе, вызвала к жизни вначале менее ценную медную монету, а затем и бумажные деньги (3). Первые предложения о их выпуске встретили возражения сената, который считал весьма предосудительным, что вместо денег будут ходить бумажки, поскольку медные, пятикопеечные монеты имеют «внутреннюю доброту» около 8 руб. за пуд, а бумажные билеты уже никакой «внутренней доброты» иметь не будут. Но вскоре к отвергнутой идее выпуска бумажных денег вынуждены были возвратиться: правительству-Петра III необходимо было выпускать ассигнации для покрытия дефицитов бюджета, и 25 мая 1762 г. вышел указ об учреждении в стране банка с правом выпуска банковских билетов, в котором отмечалось желание в целях развития коммерции найти средство облегчить хождение медных денег в стране. Однако он не был
-----------------------------------------------
1. ПСЗ. Т. VI. № 3748. С. 365.
2. На Бухау ссылается В. О. Ключевский. (Ключевский В. О. Сказания иностранцев о Московском государстве. М., 1916. С. 305.).
3. Любопытно отметить, что за полстолетия с лишним до выпуска бумажных денег русский «рудных дел промышленник» Даниил Воронов представил в 1712 г. записку о выпуске кредитных денег, делаемых из дерева (см.: Павлов-Сильванский И. Проекты реформ в записках современников Петра Великого. СПб., 1897. С. 135-137).
---------------------------------------------
осуществлен в связи с дворцовым переворотом. К идее выпуска бумажных денег вернулись через шесть лет, а до того времени продолжалась чеканка неполноценной медной монеты.
Перейти к выпуску ассигнаций в 1769 г. царскому правительству пришлось и в связи с военными событиями. Поскольку налоговый пресс уже был использован до отказа, истрачены значительные внешние займы и испробованы другие средства для увеличения доходов, оно встало на путь выпуска бумажных денег, хотя в манифесте об учреждении Ассигнационного банка на первое место вновь выдвигалось желание улучшить денежное обращение в стране, облегчить циркуляцию медных денег, организовать кредит и т. д. Бумажные деньги (ассигнации, а позднее так называемые кредитные деньги), выпущенные в России в 1769 г., сделались очень важным средством покрытия дефицитов бюджета.
В первый год выпуск ассигнаций составил 2,5 млн. руб.; ежегодный размер его колебался от 500 тыс. до 5 млн. руб., но в 1787 г. сразу выпустили ассигнаций на 53,8 млн. руб., в результате чего цена ассигнационного рубля против серебряного понизилась до 97 коп. Дальнейшая эмиссия бумажных денег (к началу 1800 г. их было в обращении на 210 млн. руб.) привела к тому, что курс их равнялся уже только 65,5 коп. Чрезмерное количество бумажных денег вызывало их обесценение и вело к снижению жизненного уровня трудящегося населения.
Хотя в манифесте от 28 июня 1786 г. было заверено, что число банковских ассигнаций никогда и ни в каком случае не превысит в России ста миллионов рублей, однако обещанное количество ассигнаций держалось только три года, а затем печатный станок заработал опять очень интенсивно. В манифесте, изданном в 1810 г., вновь утверждалось, что выпуск ассигнаций пресекается и все производство Государственного ассигнационного банка будет удовлетворять только потребности обмена ветхих ассигнаций на новые. Это обещание также осталось невыполненным.
Вследствие частых дефицитов бюджета и при огромной потребности в деньгах в связи с многочисленными войнами в начале XIX в, российское правительство продолжало, и притом весьма интенсивно, использовать печатный станок для покрытия дефицитов. Золотые и серебряные деньги в этих условиях уходили из обращения, курс бумажного рубля упал в 1814-1815 гг. до 20 коп. Это было наибольшее его падение. Изменение курса ассигнаций отрицательно сказалось на экономике страны: росли цены, спекуляция, осложнились кредитные отношения; особенно страдала от этого беднейшая часть населения.
Положение ухудшали и ввезенные войсками Наполеона фальшивые ассигнации. Чрезмерный выпуск бумажных денег отрицательно отражался на народном хозяйстве. В целях поддержания курса ассигнаций правительство ввело принудительное обращение их. Налоги и недоимки стали взиматься ассигнациями по 2 руб., а различные доходы (таможенные, лесные и др.) - по 3 руб. за 1 руб. серебром. Все платежи между частными лицами должны были осуществляться ассигнациями.
Крупный русский экономист Н. С. Мордвинов, назначенный председателем департамента государственной экономики, направил царю записку о последствиях обращения бумажных денег, где затрагивал вопрос о вреде, приносимом их обесценением. В качестве одного из средств, предназначенных для улучшения денежного обращения в России, он предлагал уменьшить количество ассигнаций. Разрабатывая программу экономического развития страны, Мордвинов уделял большое внимание накоплению и мобилизации отечественных капиталов.
В то время усиленно выдвигалась идея организации частных банков как важнейшего средства аккумуляции распыленных средств и развития промышленности. Н. С. Мордвинов предложил проект организации «тру-допбощрительного банка», «банка погашения» и написал работу о пользе организации частных банков.
В поле зрения интересов Мордвинова находились все аспекты проблемы финансово-денежных и кредитных отношений тогдашней России. Частые дефициты бюджета, огромные расходы, недоимки налогоплательщиков, т. е. общее расстройство финансов России особенно волновало его. Он пишет Александру I специальное «мнение» «о причинах нынешнего расстройства финансов наших и о мерах, могущих способствовать к отсечению сих причин и к постепенному улучшению народного благосостояния и государственных доходов» (1). Но Мордвинов не выдвигает на первое место основной причины народного обеднения - наличия крепостного права.
------------------------------------------
(1) Мордвинов Я. С. Избранные произведения. М., 1945. С. 191.
------------------------------------------
Начиная с 1817 г. правительство приступило к изъятию из обращения некоторого количества ассигнаций, для чего использовались и внешние и внутренние займы, доходы с государственных имуществ и т. д. В дальнейшем образовался «простонародный лаж» на ассигнации. Дело в том, что закон требовал уплачивать налоги обязательно ассигнациями, и в тех местах, где их трудно было достать, за них приплачивали. Хроническая инфляция служила в известной степени интересам помещиков - и как экспортеров хлеба, и как должников ипотечных банков, поскольку помещики часто уплачивали долги падающим рублем. Денежная реформа 1839 г. заменила ассигнации так называемыми кредитными билетами.
Рост капиталистической промышленности, товарно-денежных отношений вообще требовал упорядочения денежного обращения. Усиленный вывоз хлеба помог России добиться перед реформой 1839 г. активного торгового и платежного баланса. Одновременно увеличивалась и добыча золота в стране. Все это создало некоторые предпосылки для проведения на протяжении 1839-1843 гг. денежной реформы по принципу девальвации. В значительной степени зта реформа основывалась на принципах, выдвинутых в работах Сперанского, предусматривавшего введение серебряного монометаллизма в России. Реформа признала серебряный рубль единственной монетной единицей.
Ассигнации обменивались по курсу 3 руб. 50 коп. за 1 руб. новых кредитных денег, обеспеченных золотом и серебром и размениваемых на звонкую монету. Размен продолжался до 1851 г. На 1 января 1844 г. было выпущено на 30 млн. руб. кредитных билетов, а разменный фонд составлял 36 млн. руб., или 118 %. В дальнейшем количество кредитных билетов, находящихся в обращении, начало возрастать, а доля металлического фонда стала снижаться, так что перед Крымской кампанией она составляла уже только 39,8 %, а в год крестьянской реформы - лишь 11,8 %. Одновременно с кредитными билетами в обращении находились и другие виды бумажно-денежных знаков (вкладные билеты казенных банков и т. д.).
Крымская война привела к огромному дефициту бюджета, покрываемому главным образом выпуском кредитных билетов. Металлический разменный фонд уменьшился. Интенсивный выпуск кредитных билетов начал подрывать устойчивость валюты, достигнутую в результате проведенной денежной реформы. В 1854 г. появился лаж на серебро, а в 1858 г. был прекращен размен кредитных билетов. Часть кредитных билетов (96,6 млн. руб.) удалось изъять из обращения, но все же курс кредитного рубля по отношению к золоту составлял в 1859 г. 83,5 коп.
К концу феодально-крепостнического периода в России в качестве бумажных денег обращалось кредитных билетов на 713 млн. руб., билетов государственного казначейства (серий) - на 168 млн., бессрочных вкладов бывших банков - на 178 млн. руб., а всего почти 1 млрд. руб. бумажных денег, т. е. сумма, в несколько раз превышающая государственные доходы бюджета. Денежное обращение носило явно инфляционный характер.
Перейдем теперь к рассмотрению форм развития кредита и связанного с ним ростовщичества.
Первой, наиболее старой и распространенной формой капитала было ростовщичество. Отделение скотоводства, а затем и ремесла от земледелия способствовало росту обмена. Из всех товаров выделялся особый товар - деньги. Вместе с денежной ссудой появляются процент и ростовщичество. Ростовщический кредит, возникнув в условиях первобытно-общинного строя, сыграл важную роль в разложении последнего, в превращении должников в рабов, в закабалении их и т. д.
Одновременно с ростом торговли и денежного обращения в Древней Руси развивались и кредитно-ростов-щические операции. В «Русской Правде», где кредитные отношения закреплены определенными юридическими актами, свыше 20 статей посвящено кредиту; эти статьи регулируют кредитные сделки купцов, штрафы за неуплату денег, размер месячных процентов и т. д. (1)
Киевской Руси был широко известен ростовщический капитал. В ст. 50 «Русской Правды» указывается на то, что «куны» отдаются в «рост», в проценты (в «рез»). В «рост», взаймы отдавали не только деньги, но и различные продукты: хлеб, мед и др. Из документов несколько более позднего времени видно, что хлеб отдавался часто из расчета «на четыре пятое зерно»; встре-
---------------------------------------
1. Впервые термин «займы» мы встречаем в наших летописях в 996 г., далее - в 1015 г. и т. д. (ПСРЛ. 1846. Т. I. С. 54, 56).
-------------------------------------------
чаются и другие размеры: «...а давати мне в дом Николы Чудотворцу из прироста треть за семена» и т. д. (1)
Ростовщичество в Древней Руси получило широкое распространение. Киевской Руси знаком не только ростовщический, но и коммерческий кредит: купцы продавали друг другу товар в кредит на определенных условиях. Ростовщичество выполняло функцию денег как средства платежа, и роль его все увеличивалась по мере роста товарно-денежных отношений.
По вопросу о размере процента в Древней Руси имеются различные точки зрения. Так, М. Ф. Владимир-ский-Буданов считал, что в эпоху «Русской Правды» проценты разрешалось взимать чрезвычайно высокие; в противоположность этому мнению, профессор М. В. Довнар-Запольский утверждал, что «процент в Древней Руси был вовсе невелик» (2). В ст. 51 «Русской Правды» мы читаем: «Месячный рост при краткосрочном займе брать заимодавцу по уговору; если же долг не будет уплачен в течение целого года, то считать рост с него на два третий (50 %), а месячный рост отвергнуть» (3). Таким образом, до XII в. русское древнее право ограничивало размер процента, вероятно, нормой 50 % годовых. На практике ростовщический процент, в особенности по натуральным ссудам, был намного больше.
В условиях значительного риска, которому подвергался ссужавший деньги ростовщик (другие предпочитали держать их в форме сокровища), в условиях господствовавшего натурального хозяйства и слабого развития товарного производства ростовщический кредит не мог быть дешевым. Чем менее развито товарное производство, тем дороже деньги, тем выше размер процента. Ростовщический гнет вызывал огромную ненависть населения, доходившую нередко до открытых восстаний. Ненависть к ростовщикам отражена в народных преданиях, например в сказании о посаднике Изиле, который будто бы провалился в землю за взимание большого «роста». В летописях мы находим указание о разграблении «киянами» дворов ростовщиков. В свете этого понятна попытка Владимира
----------------------------------------------
1. Аристов Н. Я. Промышленность Древней Руси. СПб.. 1866. С. 218.
2. См.: Довнар-Запольский М. В. История русского народного хозяйства, Киев; Петербург, 1911. Т. I. С. 199.
3. Правда Русская. Т. II. С. 419.
---------------------------------------------
Мономаха ограничить в 1113 г. действие «Устава о резах».
Ростовщичество может быть правильно понято лишь в связи с развитием феодально-крепостнических отношений. На протяжении всего периода феодализма оно играло большую роль в экономике. Ростовщик, как и купец, получил часть феодальной ренты.
Долговая зависимость крестьян на Руси способствовала закабалению свободного общинника, его превращению в зависимого феодального крестьянина - «закупа», «изгоя» и т. д. Обезземеленные крестьяне, получавшие в кредит у феодалов деньги, хлеб, соль, все больше попадали в кабалу. Конечно, ростовщичество нельзя рассматривать как главную причину возникновения феодально-крепостнических отношений, и оно не являлось основой феодализма. Долговую кабалу нельзя считать основным источником крепостной зависимости, хотя не следует и отрицать того, что она сыграла известную роль в закрепощении крестьян.
Не только «Русская Правда», но и другие исторические памятники: «Псковская судная грамота», «Судебники» и т. д.- уделяли большое внимание докапиталистическому кредиту. Так, в «Псковской судной грамоте» сказано, что договор займа на сумму свыше рубля должен оформляться в письменном виде; там же содержится ряд постановлений об уплате процентов по займу и т. д.
В ряде работ дореволюционных историков развивалась идея о том, что в эпоху «Русской Правды» несостоятельный должник обращался в рабство. Позднейшие исследователи доказали неправильность этого тезиса и пришли к другому выводу (1).
В «Судебнике» 1497 г. читаем, что должник в случае неуплаты долга выдается «головою в продажу» (2), т. е. на продажу имущества должника, а не его самого. В «Судебнике» царя Ивана Васильевича (1550 г.) также было установлено: «А кто у кого, идучи в торговлю, взяв да пропьет или иным каким безумием тот товар погубит без
------------------------------------------
1. См.: Удинцев В. История займа. Киев, 1908. С. 140-141; Струмилин С. Г. приходит к выводу об отсутствии долгового рабства в эпоху «Русской Правды», о беспочвенности «гипотезы о долговом рабстве» в тот период (Стяухилин С. Г. Договор займа в древнерусском праве. М., 1929. С. 60, 69).
2. Владимирский-Буданов М. Ф. Хрестоматия по истории русского права. СПб.; Киев, 1889. Вь;н. 11, С. 101.
------------------------------------------
напрасьства, и того выдати истцу головою до искупа» (1).
Согласно Уложению 1649 г., несостоятельный должник подвергался «правежу» - битью «до тех мест, покамест с должники разделяются», причем должник мог находиться на «правеже» не больше месяца, после чего его имущество поступало истцу, а неимущих должников отдавали истцам на работу до искупа «опричь дворян и детей боярских», засчитывая им (мужчинам) год работы за 5 руб. (2) Неурожаи, войны, налоговый феодальный гнет заставляли крестьян и ремесленников брать на тяжелейших условиях ссуды и попадать затем в сети ростовщиков.
Вне феодально-крепостнических отношений кредитные отношения не могут быть правильно рассмотрены и поняты. Отношения займа, долга выражали возраставшую феодально-крепостническую зависимость крестьянина от землевладельца. Кредитная кабала, ростовщичество на отдельных этапах развития феодализма принимали различные формы. Своеобразной формой кредита в условиях раннего феодализма было «закупничество». «Закуп» - это зависимый от феодала человек. Зависимость устанавливалась договором и сопровождалась выдачей феодалом «закупу» денег, подлежащих возврату, если «закуп» пожелает уйти от своего хозяина.
Вопрос о «закупах» очень сложный, и нас здесь интересует лишь одна сторона - условия займа. Взятие в долг денег, хлеба и т. д. приводило к значительной потере самостоятельности, росту феодальной зависимости недавнего смерда, попавшего в экономическую нужду, к необходимости работать на феодала до возврата полученных «закупом» денег или хлеба.
В «Псковской судной грамоте» уделено большое внимание крестьянской задолженности, предусмотрены формы взыскания ее феодалом в случае ухода или побега крестьянина и т. д. Зависимость феодального крестьянина от ростовщиков принимает в конце XV и в XIX в. форму кабалы. Было несколько форм кабалы: докладная, ростовая, закладная, служилая. Закладная кабала - выдача ссуды под залог имущества. Юридически человек, выдавший кабалу, попадал в отличие от холопа во временную зависимость от феодала.
-----------------------------------------
1. Судебники XV-XVI веков. М., 1952. С. 173-174.
2. См.: Уложение государя царя и великого князя Алексея Михайловича. М., 1913. С. 97-98.
---------------------------------------------
Наиболее распространенной была служилая кабала. Сущность ее состояла в том, что человек, нуждавшийся в деньгах, получал их у ростовщика-феодала с обязательством отдать через год, а это время он должен был работать у ростовщика за «рост». Служилую кабалу мог дать на себя только свободный человек. «Судебник» 1550 г. установил предельную сумму, на которую могла быть выдана кабала,- 15 руб. Важно отметить, что одна статья «Судебника» направлена была на то, чтобы кредитные отношения не вели к закабалению должника.
Занявший деньги давал обязательство в случае их неуплаты кредитору «служити по вся дни во дворе» (1). Возвратить долг было очень трудно, и занявший деньги попадал обычно в тяжелейшую феодальную кабалу. В последующее время служилая кабала была использована феодалами как средство приобретения рабочей силы. В результате развития кабальной зависимости появились так называемые кабальные холопы, позднее приравненные к крепостным.
Характерно, что в голодные годы число кабальных холопов росло, а размер ссуды по кабале падал. Закабалялись не только поодиночке, но и целыми семьями. Нужда, голод заставляли крестьян и посадских людей закладывать свою «личность». Среди лиц, которые закабаляли, преобладали помещики-дворяне, боярские дети, церковники (от митрополита до дьячка), приказные и торговые люди.
По одной Новгородской земле с 1591 по 1609 г., по весьма неполным данным, насчитывается свыше 2566 кабал; в них записано 4473 холопа. Все они были закабалены всего лишь за 7384 руб., т. е. в среднем по 1 руб. 65 коп. за человека.
Отпущенные холопы, бывшие бобыли, разорившиеся крестьяне, разночинцы, непашенные люди и т. д.- вот категории, поступающие в кабальное холопство. По мере развития феодально-крепостнического хозяйства положение этих людей ухудшалось. Раньше, с уплатой долга прекращалось обязательство за «рост служити», но с конца XVI в. по мере закрепощения феодального крестьянства должник даже после уплаты долга обязан был служить кредитору за проценты до смерти господи-
------------------------------------------
1. Новгородские кабальные книги 1599-1600 года. СПб., 1894. С. 15.
------------------------------------------
на, и лишь после смерти его получал свободу. Кабалы перезакладывались и переуступались (1).
От служилой кабалы следует отличать крестьянскую ссудную запись. Хотя деревенская служилая кабала и имеет много общего с крестьянской ссудной порядной записью, они различаются тем, что новопорядчик-крестьянин либо непосредственно после поряда, либо по истечении льготных лет включался в крестьянское тягло, а работник по служилой кабале тягла не тянул (2).
Крестьянское и посадское население вынуждено было по мере роста товарно-денежных отношений все более обращаться к ссуде, к займу денег (серебра), т. е. к ростовщикам. О степени роста денежных долгов крестьян уже в первой половине XVI в. дает представление хотя бы «долговая книга» Волоколамского монастыря. В ней можно найти не только сумму долга и фамилию должника, но и сведения о составе его семьи, члены которой вместе с должником отвечали за взятые в долг деньги; кроме того, в ней в некоторых случаях указана причина долга (пожары, покупка скота и т. д.). Ростовщики эксплуатировали не только крестьянское, но и посадское, ремесленное население. В их сети попадали нередко даже феодалы, большей частью мелкие и средние, а также разорившиеся.
В роли кредиторов выступали до организации государственных кредитных учреждений церковь, монастыри, землевладельцы, купцы. Своеобразными формами кредита феодально-крепостного хозяйства были «ростовое» и «издельное» серебро. Церковь с принятием христианства стала получать часть княжеских доходов, сделавшись крупнейшим феодальным земельным собственником. Кроме того, в ее пользу шли пошлины от церковного суда по делам веры, от браков, завещаний и другие доходы. Огромные суммы монастырей составляли также вклады различных лиц. Церковь, монастыри и духовные власти были богатейшими феодалами. Поэтому не только на Руси, но и в Западной Европе церковь широко занималась ростовщичеством, хотя отдельные представители духовенства и высказывались против «роста», а на соборе во Флоренции в 1311 г. защита процентов была даже объявлена еретичеством.
---------------------------------------------
1. См.: Акты юридические. СПб, 1838. С. 263; Уложение государя царя и великого князя Алексея Михайловича. С. 80.
2. См.: Греков Б. Д. Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII века. М., 1954. Кн. 2. С. 132.
-------------------------------------------
Новгородский епископ Лука в середине XI в. наставлял мирян: «Судите по правде, мзды не емлите, в лихву не дайте» (1). Представители русской церкви изображали мытарства, которые будет испытывать после смерти душа человека, повинного в «резоимании» и «мздоимстве» (2). Церковь на Руси, следовательно, советовала лишь воздерживаться от «резоимства» как тяжкого греха, но не запрещала ростовщичества, поскольку это ей было выгодно.
Отдельные русские церковники в многочисленных выступлениях обличали «резоимство», ростовщичество. Митрополит Петр писал: «А который игумен или поп, или чернец торговал прежде сего или серебро давал в резы, а того бы от сех мест не было, занеже вам казненным быти за то от бога... и аз не благославлю» (3).
Несмотря на осуждение церкви и на попытки регулировать размер процента государственной властью, ростовщичество на Руси процветало. Барон С. Герберштейн, посетивший Москву в XVI в., по-видимому, был прав, когда писал, что «отдача денег на проценты во всеобщем употреблении, хотя они (московиты.- П. X.) говорят, что это большой грех, однако почти никто не отказывается от процентов» (4). Герберштейн называл 20 % роста годовых, другой путешественник, А. Олеарий,- около 30 %. Иногда при кабальных займах брали даже до 100 % и более годовых. Любопытно, например, что законами Георгия V (1318-1346) в Грузии было запрещено брать за кредит свыше 20 %.
Борьба внутри русской церкви в конце XV - начале XVI в. между «нестяжателями» и «иосифлянами» по вопросу о крупном монастырском землевладении касалась также и ростовщичества. Представители «нестяжателей» обвиняли духовенство в том, что оно отдает церковные деньги в рост бедным и богатым, налагает «проценты на проценты», что монастыри дают деньги в рост. Иван Грозный спрашивал Стоглавый собор в 1551 г.: «...угодно ли се Богови и что писание о сем глаголет? Божественное писание и миряном резоимство
------------------------------------------
1. Цит. по кн.: Келтуяла В. А. Курс исторки русской литературы. СПб., 1913. Ч. I. С. 571.
2. Владимиров П. В. Древняя русская литература Киевского периода XI-XIII веков. Киев, 1901. С. 163.
3. Памятники старинной русской литературы. СПб., 1862. Т. II. Вып. IV. С. 187.
4. Герберштейн С. Записки о Московии. СПб., 1898. С. 93.
----------------------------------------
возбраняет, нежели церквам Божиим денги в росты давати, а хлеб в наспы (т. е. с обязательством возвратить с излишком.- П. X.). Где то писано во святых провилех?» (1) Собор постановил: «И того ради отныне по священным правилам святителем и всем монастырем денги давати по своим селам своим хрестьяном без росту и хлеб без наспу того, для чтобы за ними хрестьяне жили и села их были не пусты» (2). Однако несмотря на эти постановления, ростовщичество процветало.
Наиболее крупными ростовщиками феодально-крепостнической Руси были монастыри, являвшиеся в тот период своеобразными банками, ссужавшими и князей и вотчинников деньгами под большой процент. Монастыри и церковь выступали также как кредиторы крестьян, купцов, а иногда даже правительства. Так, князь Гундоров был должен Спасо-Евфимьеву монастырю 74 руб., 8 лошадей, 4 доспеха; вотчинник Хабаров - 150 руб., 200 четвертей ржи, несколько лошадей, шубу соболью и т. д. Верейский князь Михаил, как видно из духовного завещания, был должен 267 руб., в том числе часть Кирилловскому монастырю (3). Князь Волоцкий задолжал несколько сотен рублей, в том числе часть Волоколамскому монастырю.
И в XVII в. монастыри занимались ростовщичеством. Так, Тихвинский монастырь давал в кредит часть денег торговым людям по заемным кабалам. Займы землевладельцам выдавались под обеспечение землей и крестьянами, жившими на ней.
Князь Ухтомский занял в 1563-1564 гг. у Кирилловского монастыря 290 руб. под залог села и нескольких деревень. За рост монастырским властям было предоставлено право «село и деревни пахать, крестьянами владеть и всякие оброки и доходы хлебные и денежные с них брать» (4). «А полягут деньги по сроце, ино то село... князю Дмитрею да князю Данилу за рост пахать и крестьяны владить» (5). Из документов того времени мы видим, что в случае несостоятельности должника вотчина переходила в собственность монасты-
--------------------------------------------
1. Стоглав. СПб., 1863. С. 61.
2. Там же. С. 344-345.
3. См.: СГГиД. Ч. I. № 122. С. 303.
4. Рождественский С. В. Служилое землевладение в Московском государстве XVI века. СПб., 1897. С. 156.
5. Акты юридические. СПб., 1838. С. 265.
-------------------------------------------
ря или другого ростовщика, который сам становился землевладельцем.
Выдача денежных ссуд знатным расточителям, преимущественно землевладельцам, представляет одну из форм ростовщического кредита феодальной России. Монастыри, церковь, купцы и богатые землевладельцы ссужали не только деньгами, но и хлебом и другими товарами. Однако за долги знатных расточителей приходилось расплачиваться феодальным крестьянам и зависимому посадскому населению.
Сын Дмитрия Донского Юрий брал деньги у гостей и суконников; уплата этих денег считалась одним из важных условий договора его с Василием Темным. Один из братьев Ивана III был должен перед смертью около 31 тыс. руб., в том числе 30 тыс. руб. заняты были на уплату дани Золотой Орде.
Правительство также брало деньги взаймы, например у Строгановых, причем не только под обеспечение: известны многочисленные случаи и принудительных займов. Как мы уже указывали, основными кредиторами на Руси были монастыри и купцы. Землевладельцы-феодалы, выступая главным образом в лице заемщиков, в то же время бывали, хотя реже, заимодавцами. Из духовной грамоты князя Кривоборского (1513 г.) видно, что он имел множество должников, в том числе князей Долгоруких, Оболенских и Коладоновских.
В некоторые периоды задолженность вотчинников и служилых людей достигала таких размеров, что правительство вынуждено было вмешиваться с целью ее уменьшить. Так, в 1557 г. оно освободило заемщиков от уплаты процентов в течение пяти лет, установило в дальнейшем максимальный процент в 10 вместо 20, т. е. уменьшило процент и «наспы» вдвое и рассрочило возвращение полученных ссуд на пять лет. Указом 1558 г. правительство распространило эти условия и на займы, полученные под обеспечение землей, вотчиной. Перечисленные меры касались как служилых, так и неслужилых людей.
Указы о снижении размера процентов, нарушавшие интересы кредиторов, свидетельствуют, что задолженность помещиков и вотчинников приняла угрожающие размеры. Уложение 1649 г. запретило брать проценты по займам; запрет оставался формально в силе до 1754 г. Но фактически он не соблюдался, и проценты взимались по-старому. Экономическую потребность нельзя было надолго отменить простым юридическим решением.
Примерно с XVII в. начался новый период русской истории, характеризующийся фактическим слиянием областей, земель и княжеств. Рост товарно-денежных отношений в стране создавал большие предпосылки для продажи товаров в кредит, значение коммерческого кредита возрастало. По мере подъема товарного производства кредитная система развивалась как реакция против ростовщичества.
Кредитная система возникает и развивается параллельно с мануфактурой. Идея создания банков была вызвана потребностями экономической жизни страны. Русская общественно-экономическая мысль, отражавшая процессы, происходившие в стране, ставила вопрос об открытии своеобразных кредитных учреждений. В Новоторговом уставе (1667 г.) Ордын-Нащокин выдвигал план использования земских изб как кредитных учреждений.
Несколько позднее в связи с прогрессом мануфактурного производства и торговли русские экономисты И. Т. Посошков, Ф. С. Салтыков и историк В. Н. Татищев вновь поднимали вопрос об организации кредита. Открытие своеобразных купеческих банков было лишь одним из звеньев в цепи предложений Посошкова, направленных на создание условий купечеству, которым «всякое царство богатитца» (1).
Крепостнический строй накладывал печать на возникавшие в стране кредитные отношения. Еще до организации специальных кредитных государственных учреждений в XVIII в. правительство Петра I в довольно значительных размерах ссужало деньгами промышленников и купцов. Государственные ссуды с «возвращением» отпускались главным образом на строительство мануфактур, а Мануфактур-коллегия выполняла «функции своеобразного промышленного банка, или ссудной кассы, по финансированию промышленности в XVIII веке» (2). Значительная часть петровских мануфактур была создана частными лицами, пользовавшимися в большой степени государственными средствами.
Денежные и натуральные ссуды выдавались вла-
---------------------------------------------
1. Посошков И. Т. Книга о скудости и богатстве. С 17.
2. Бабурин Дм. Очерки по истории Мануфактур-коллегии. М., 1939. С. 211.
------------------------------------------
дельцам мануфактур и раньше. Государственный кредит играл в феодальном хозяйстве страны важнейшую роль - это одна из основных особенностей его организации в России в отличие от западноевропейских государств, где главное значение в кредитовании имели частные капиталы. В Англии, например, государство получало кредит от банков.
Во второй половине XVIII в. Россия начала прибегать к внешним займам, которые впоследствии стали играть значительную роль в покрытии бюджетных дефицитов. Попытки русского правительства получить деньги заимообразно за границей - в Голландии, Англии, Персии - предпринимались еще в начале XVII столетия. Но они не всегда были успешны, как, например, желание получить заем во время Семилетней войны (1).
Первый заем сроком на 10 лет в размере 7,5 млн. гульденов был получен (исходя из 5 % годовых) в Голландии. Царское правительство было вынуждено дать специальные гарантии.
Характерно, что правительство Петра I не прибегало к иностранным займам, хотя и испытывало огромную потребность в деньгах. Государственный долг также не был таким, как во второй половине XVIII в.
Вначале Россия получала внешние займы у Голландии, затем (в конце первой половины XIX в.) преимущественно у Англии. Позднее же, когда политические интересы России и Англии столкнулись на Ближнем Востоке, английский рынок капиталов был для России закрыт.
Таким образом, рост товарно-денежных отношений, необходимость борьбы с ростовщичеством требовали создания в стране кредитных учреждений. В Указе 1733 г. «О правилах займа денег из Монетной конторы» необходимость организации государственного кредита мотивировалась в основном тем, что «безсовестные грабители», т. е. ростовщики, берут чрезвычайно высокий процент: по 12, 15 и 20 %.
Ссуды из Монетной конторы отдавались из 8 % годовых, причем в указе оговаривалось, что «алмазных
------------------------------------------
1. В 1617 г. из Персии было получено 7 тыс. руб. «Англичане прислали деньги тогда, когда в них не было надобности, вследствие чего правительство отказалось от них» (Веселовский С. В. Семь сборов запросных и пятннных денег в первые годы царствования Михаила Федоровича. М., 1908. С. 10).
------------------------------------------
и прочих вещей, также деревень и дворов под заклад и на выкуп не брать». Однако объем кредитной деятельности Монетной конторы был невелик, поэтому она не оказала большого влияния на торгово-промышленное развитие страны; к тому же ссудами пользовалась главным образом (нередко вопреки уставу) придворная верхушка. Свои ссудные операции Монетная контора через несколько лет прекратила.
В отдельных случаях ростовщический процент достигал в начале XVIII в. колоссальных размеров. Например, купец Волков, кредитовавший чувашских выборных Чебоксарского уезда в 500 руб., получил от них обязательство уплатить через полгода 920 руб. Выдачей денежных ссуд занимались и некоторые государственные учреждения: Адмиралтейская коллегия, Канцелярия главной артиллерии и фортификации и др. Несмотря на это, ростовщичество продолжало процветать.
В 1754 г. был издан указ об учреждении Государственного заемного банка; о порядке выдачи из оного денег и о наказании ростовщиков, где говорилось о запрещении под угрозой конфискации имущества взимать при денежных ссудах более 6 % в год (1). Было учреждено два банка: дворянский банк из денег, собираемых с вина, в 750 тыс. руб., и купеческий - из «капитальных» денег, находящихся в монетных дворах, в 500 тыс. руб. Услугами дворянского банка могло пользоваться русское дворянство и те дворяне-иностранцы, которые обязались быть в вечном подданстве России и владели в стране недвижимым имуществом; позднее право получать ссуды в этом банке было предоставлено также остзейскому, белорусскому и украинскому дворянству. Дворянский банк с конторами в Москве и Петербурге выдавал ссуды из расчета 6 % годовых под залог золота, серебра, алмазов, жемчуга, сел и деревень с крестьянами и угодьями. При этом дворяне нередко решались на подлоги, пытались, в частности, получать ссуды под уже проданные и заложенные имения.
Вначале на ревизскую душу дворянский банк выда-
-------------------------------------------------
1. См.: ПСЗ. Т. XIV, № 10235. С. 87. Интересно, что А. Н. Радищев, в противоположность дворянской характеристике, ставил ростовщиков на одну доску с помещиками: «Если не бесчестно получать прибыток от своего имения, то для чего же уничтожать и бесчестным в законе делать тех, которые получают прибыток от имения своего, в деньгах состоящего» (Радищев А. Я. Материалы и исследования. М.; Л., 1936. С. 130-131).
-------------------------------------------------
вал 10 руб., с 1766 г.- 20 руб., а позднее еще больше. Потом ссуды можно было получить также под заклад каменных строений. Общая ссуда одному лицу выдавалась банком в размере от 500 до 10 тыс. руб.
Деятельность банка проходила в сложных условиях: взятые капиталы помещики часто не возвращали, заемщики порой не платили и процентов, встречались злоупотребления. В результате Дворянский банк попал в трудное положение, правительство было вынуждено выдать ему в виде помощи 300 тыс. руб. В 1786 г. обе конторы банка были ликвидированы, а их капиталы переданы вновь созданному Государственному заемному банку.
Купеческий банк был организован при Коммерц-коллегии и вначале выдавал денежные ссуды под залог товаров сроком от одного до шести месяцев. Однако этот срок был очень мал, поэтому купцы часто не решались брать ссуды. Позднее он увеличился до года, а в некоторых случаях и больше. Через десять лет было разрешено выдавать ссуды купцам под поручительство ратуш и магистратов без залога товаров.
У Купеческого банка были свои трудности: малый размер капитала, затруднительные условия получения кредита, ограниченность сферы действия только купцами Петербургского порта и т. д. Все это объясняет ограниченность его влияния на торговую деятельность. В 1770 г. Купеческий банк прекратил выдачу ссуд, и его капиталы были переданы в 1782 г. Дворянскому банку, а по ликвидации последнего, в 1786 г.- Государственному банку.
Наряду с дворянским и купеческим банками в 1758 г. были созданы так называемые Медный банк и две банковые конторы для обращения внутри России медных денег, а также долговые конторы вексельного производства. Организация Медного банка преследовала прежде всего цель улучшить денежное обращение: облегчить движение медной монеты в стране {перевозка тяжелой медной монеты тормозила рост торговли) и привлечь в казну серебряную монету. Конторы выдавали ссуды купцам, промышленникам и помещикам, осуществляли перевод векселей от лиц, которые сдавали на хранение медную монету. Ссуды под переводные векселя выдавались медной монетой, а возвращаться должны были серебром. Однако капитал банка использовался в значительной степени непроизводительно. Екатерина II писала об этом банке: «Щедрость Сената тогда доходила до того, что медного банка трехмиллионный капитал почти весь роздан заводчикам, кои, умножая заводских крестьян работы, платили им либо беспорядочно, либо вовсе ничего, проматывая взятые из казны деньги в столице» (1). В результате малоуспешной деятельности банк был в 1763 г. ликвидирован.
В 1760 г. был создан Банк артиллерийского и инженерного корпусов. Капитал его состоял из медных монет, начеканенных из старых медных пушек.
Ассигнационный банк по выпуску бумажных денег был организован лишь в 1769 г., хотя указ о нем издали в 1762 г. Выпуск бумажных денег мотивировался главным образом неудобствами обращения и перевозки медной монеты, однако не менее важной целью было желание пополнить государственную казну, весьма опустевшую в результате войн. Выпуск ассигнаций рассматривался как внутренний кредит, внутренний заем. Для обмена ассигнаций открылись конторы банка в крупных городах России: Ярославле, Смоленске, Астрахани, Нижнем Новгороде, Тобольске, Иркутске, Пскове, Киеве, Курске, Харькове, Твери, Туле и др.
Помимо выпуска бумажных денег Ассигнационный банк в дальнейшем выполнял и некоторые другие функции: принимал вклады от частных лиц и отдавал их в ссуды, чеканил монету, учитывал векселя, для чего при нем были созданы «учетные конторы по векселям». Для облегчения кредитных операций в провинциях были организованы учреждения мелкого кредита, ссудные и сохранные казны (1772 г.) и приказы общественного призрения (1775 г.).
В 1786 г. в интересах дворянства был организован Государственный заемный банк, перед которым ставилась задача способствовать тому, чтобы всякий дворянин-хозяин был в состоянии удержать свои земли, улучшить их и оставить навсегда непременный доход своему дому. Кроме того, банк должен был кредитовать внутреннюю торговлю, промыслы, торговлю с Китаем, Персией и другими странами.
Несмотря на организацию банков, «вредная лихва», «лихоимство» процветали. В манифесте «Об учреждении Государственного заемного банка» (1786 г.) было установлено, чтобы ни казна, ни кто-либо из частных
------------------------------------------
1. Русский архив. М., 1865. С. 477.
-----------------------------------------
лиц во всем государстве не взимали больше 5 %. Запрещалась «лихва», если же кто будет брать «рост» больше установленного, то корыстолюбец накажется лишением всего капитала, отданного в заем.
Капитал банка равнялся нескольким десяткам миллионов рублей, в частности, ему было выдано из Ассигнационного банка 22 млн. руб. для ссуд дворянству и 11 млн.- для ссуд городам. Кроме того, он получил капитал ликвидированного Дворянского банка. Государственный заемный банк давал ссуды под помещичьи имения, выдавая на каждую душу мужского пола (по данным последней ревизии) уже по 40 руб., а также отпускал кредит под каменные заводы и фабрики и под каменные дома в размере 3/4 их цены.
В феодальной России потребность в рабочей силе была особенно острой, поэтому землевладельцы при продаже или завещании поместий, при получении денег под заклад имений и т. д. часто на первое место выдвигали число «душ» в имении, а не количество земли. Ссуды выдавались дворянству на 20 лет с ежегодной уплатой 5 % и 3 % в уплату капитального долга, а городам - на 22 года, соответственно с уплатой 4 и 3 %, Банк принимал вклады с уплатой по ним 4,5 % годовых.
Организованный для дворянства в 1797 г. Вспомогательный банк был присоединён в 1802 г. к заемному. В 1811 г. был организован банк Великого Княжества Финляндского.
В интересах дворянства срок ссуд неоднократно изменялся, размер ссуды на заложенную крестьянскую «душу» также повышался, а процент, взимаемый по кредиту, снижался.
Значительная часть дворянства использовала кредит для приобретения предметов роскоши, для расточительства, оно проматывало не только феодальную ренту, получаемую с крестьян, но и значительную долю государственных доходов путем получения кредитных ссуд в банках. Не случайно Н. Г. Чернышевский говорил о том, что ссуды часто давались только на мотовство помещиков (1).
Непроизводительное, паразитическое использование денежных ссуд, получаемых из банка, резко увеличивало задолженность помещиков; число заложенных и про-
-------------------------------------------
1. См.: Чернышевский И. Г. Избранные экономические произведения. Т. II. С. 530.
------------------------------------------
данных дворянских имений росло. В 1840 г. должно было быть продано около 1500 имений. В 1843 г. в Государственном заемном банке и сохранных казнах было заложено 5576 тыс. душ мужского пола, а в 1852 г.- 5844 тыс. На заложенную ревизскую душу падало долгу по 69 руб. Общая задолженность помещиков банкам равнялась к 1856 г. 427 млн. руб. (1) Вместе с тем отдельные помещики сами производили ростовщические операции: в 1848 г. в Киевской губернии помещики брали деньги в кредит 210 раз и в тоже время ссужали деньгами 103 раза.
Рост кредитных учреждений для торговли и промышленности отражал рост товарного производства и капиталистических отношений в России. По мере развития мануфактур, а позднее фабрик создавалась и кредитная система как обособившаяся форма промышленного капитала. Конечно, дворянские интересы в это время стояли на первом месте и в кредитной политике царского правительства, однако росло значение банковского кредита в развитии торговли и промышленности.
Растущая промышленно-торговая буржуазия в XVIII в. и первой половине XIX в. широко пользовалась коммерческим кредитом, а также в известной степени и кредитом ростовщиков, банкиров и т, д., хотя и банковский кредит играл значительную роль. В 1797 г. были созданы учетные конторы и страховая контора при Государственном ассигнационном банке «к вспомоществованию ремесел и торговли преимущественно Российским купцам, заводчикам и фабрикантам, имеющим в деньгах нужду, на срочное время для полезных и оборотов» (2). Ссуды из учетных контор выдавались под экспортные товары на срок в 6 - 9 месяцев. Кроме того, эти конторы, открытые в ряде городов, учитывали векселя.
В 1817 г. в связи с ростом числа кредитных учреждений и расширением их деятельности был создан Совет государственных кредитных установлений. В этом же году вместо учетных контор был образован при Ассигнационном банке Государственный коммерческий банк с отделениями во многих крупных городах России:
-------------------------------------------
1. См.: Банковские долги и положение губерний в 1856 году. СПб. 1860. С. 12.
2. ПСЗ. Т. XXIV. № 18275. С. 833.
--------------------------------------
Нижнем Новгороде, Одессе, Киеве, Харькове и др. На этот банк возлагались операции по приему вкладов на хранение, для трансфера, вкладов из процентов (банк платил по вкладам вначале 5 %, затем 4 %), по выдаче ссуд под залог товаров и учету векселей. Банк кредитовал торговлю и частично промышленность (в особенности его екатеринбургская контора). Промышленность кредитовала и другие кредитные учреждения: фонд «для усиления выделки солдатских сукон», «мануфактурный капитал» и т. д.
Анализ операций показывает большое несоответствие между активными и пассивными операциями как коммерческого, так и заемного банков. Банки имели большие вклады, поскольку свободные денежные ресурсы направлялись в государственные банки, которые платили по сравнению с банками западноевропейских государств более высокий процент. Но спрос на ссудный капитал, помещенный в банках, был ввиду господства натурального хозяйства все еще относительно слабый. Ссуды под учет векселей и под товары составляли незначительную часть капиталов банка. Деятельность банков в этот период полностью отражала господство феодально-крепостнической экономики в России. Основную часть активных операций составляли ссуды под залог дворянских имений и передача средств в ссуду государственному казначейству.
Во второй половине 50-х годов после окончания Крымской войны частные вклады в государственные кредитные учреждения резко увеличились: общая сумма их достигала в середине 1857 г. 1276 млн. руб. В условиях, когда учет векселей и ссуды под товары составляли небольшую часть активных операций банков, банки вынуждены были значительную часть вкладов оставлять без употребления, часть обращать в долгосрочные ссуды, а часть передавать в долг правительству. Банки, естественно, терпели убытки, удерживая в кассах без употребления большие суммы. В результате этого в 1857 г. процент по частным вкладам уменьшился с 4 до 3, а по казенным - до 1,5, в 1859 г. произошло новое снижение.
Понижение процента по вкладам совпало с лихорадочной организацией акционерных обществ в России, вследствие чего многие вклады стали из банков быстро изыматься и направляться на покупку акций, что ставило кредитные учреждения в очень затруднительное положение. Н. Г. Чернышевский в статье «Кредитные дела» обращал внимание на нерасторопность кредитных учреждений, не могущих с выгодой использовать имеющиеся в банках деньги, указывая, что эти капиталы могли быть обращены на выкуп крестьянских угодий.
После ряда паллиативных мероприятий, т. е. мероприятий, не обеспечивших полного решения поставленных задач, царское правительство, предвидя неизбежность крестьянской реформы, вынуждено было встать на путь изменения всей системы государственных кредитных учреждений. Заемный Государственный коммерческий банк был ликвидирован с передачей всех дел Государственному банку (1860 г.).
Коммерческий кредит в форме векселей существовал уже в XVIII в. Векселя как показатель развития кредитных отношений применялись еще в XVII в.
В связи с ростом денежного обращения и торговли потребовалась выработка правовых норм вексельного обращения. В 1729 г. был создан Вексельный устав, предусматривавший неустойку в размере 8 % с момента протеста векселя и дополнительные 1,5 %, если в продолжение месяца после протеста вексель не будет оплачен. В 1740 г. создается так называемый банкротский устав, в соответствии с которым имущество банкрота продавалось «с конкурса». Вырученные деньги шли в уплату долгов; вначале государству, потом иностранным кредиторам. При недостатке суммы, полученной от продажи имущества, на покрытие долгов банкрот отдавался «на заработки» или в солдаты.
Векселя применялись в торговой и промышленной деятельности; в частности, широко кредитовали промышленников купцы.
Господствовавшая в стране феодально-крепостническая система тормозила рост товарного производства и кредитных отношений. Так, Вексельный устав 1729 г. предусматривал, что векселя могли брать только купцы и в ограниченных случаях - разночинцы. В конце первой половины XVIII в. ряд указов запрещал дворянам и крестьянам всех категорий производить операции с векселями под предлогом, что крестьяне попадают в сети ростовщиков. Правда, дворянство обходило это запрещение, в частности, тем, что вело вексельные операции нередко под именем купцов. Векселя играли значительную роль в хозяйстве Демидовых. За железо, привезенное в Тверь, уплачивались деньги по векселям, присланным из московской конторы. Демидовская контора была должна в 1793 г. по векселям В. В. Энгельгардту 41 500 руб.
Кредитные операции выполняли государственные учреждения на местах, например губернская или уездная канцелярия, Главное управление горных заводов, Монетная экспедиция и др.
Таким образом, наряду с банковским кредитом по мере роста товарного производства и позднее капитали-стических отношений в XVIII в. и еще более в первой половине XIX в. развивался коммерческий кредит в форме векселей. Вместе с тем кредитная система дореформенной России отражала крепостническую экономику страны с преобладанием в ней натурального хозяйства (несмотря на наличие растущего товарного производства и капиталистических отношений), о чем свидетельствовало широкое распространение докапиталистических форм кредита.
В 1823 г. в России насчитывалось 2287 так называемых менял. Частный кредит был представлен банкирскими домами Штиглица, Юнкера, Симона, Якоби, Гинзбурга, Кенгера (представителя Ротшильдов) и др. В 1857 г. было 15 частных банков в Вологде, Осташкове, Иркутске и т. д. Купец Анфилатов, желая организовать банк для кредитования купцов, мотивировал это тем, что частный кредит очень дорог - до 12 % годовых. В 1815 г. московские купцы безуспешно пытались организовать купеческий вспомогательный банк. Существовал мелкий ломбардный кредит, а в первой половине XIX в. в России возникли сберегательные кассы для приема мелких вкладов. Несмотря на наличие нескольких городских частных и общественных банков коммерческого кредита, в России в это время все еще было распространено ростовщичество. В Одессе в начале XIX в. до учреждения банка, как сообщает «Дух журналов», процент у ростовщиков равнялся 36, с учреждением банка он понизился до 12.
В первой половине XIX в. в условиях господства крепостнического способа производства частный коммерческий кредит, конечно, не получил еще такого распространения, как в пореформенное время. И дело заключалось не только в кредитной политике министра финансов Канкрина, всячески тормозившего организацию частных кредитных учреждений, но и в отсутствии объективных условий. Лишь в конце 50-х годов началось интенсивное промышленное учредительство. Особенно быстро стал развиваться кредит после крестьянской реформы.
В 50-х годах число проектов по организации частных коммерческих банков все увеличивалось, но правительство относилось к этому вопросу сдержанно, видя в будущих коммерческих банках конкурентов государственным. Тем не менее потребности экономического развития общества с объективной неизбежностью вызывали организацию частных акционерных банков. По мере развития мануфактур и фабрик прогрессировала и капиталистическая кредитная система в России.

Продолжение главы...


   Про ипотеку

Особенности социальной ипотеки

Способы погашения ипотечного кредита

Условия ипотечного кредитования

Причины отказа по ипотечному кредиту


   Про страхование

Страхование загородной недвижимости

Автокредит - экономим на страховке

Cтрахование автотранспорта

Основные ошибки при автостраховке

  Консультация юриста
Бесплатная юридическая консультация
Бесплатная юридическая консультация для жителей Москвы и Санкт-Петербурга
   Про инвестиции

Инвестиции и критерии оценки их эффективности

Инвестиции в драгоценные металлы

Покупка акций как вариант инвестирования

Облигации как объект инвестирования

Что выбрать - фондовый рынок или недвижимость?


© Копирование материалов данного сайта запрещено